Проект «Объединенная редакция военно-патриотических СМИ для детей и молодёжи «Звёздочка»

 

Главная Акции Родина Школа Полигон Увлечения Традиции Армия-XXI

Кадеты растут десантниками02 августа 2015

На фото: Растут десантники (1-Московский кадетский корпус в летних лагерях) © Андрей Гореловский / "Звездочка"

Корреспондент интернет-портала «Армия Сегодня» поговорил с будущими офицерами-десантниками Никитой и Валентином, воспитанниками Первого московского кадетского корпуса. Важный получился разговор – о Родине и долге, десантской судьбе и кадетском братстве.

О решении стать офицером

Никита (учится в 10-м классе Первого московского кадетского корпуса, собирается поступать в Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище):

Мой дедушка – ветеран войны, прошел ее до конца, дошел до Берлина, таскал на себе своего погибшего брата… Слушая все эти истории, я понял, какое мужество и благородство надо в себе иметь, чтобы так поступать, и захотел взять с него пример. Так получилось, что меня воспитывает мама, и это нежное такое воспитание – нет дисциплины, строгости. Я услышал про кадетский корпус и пришел в него сам, тайно от мамы, и меня взяли.

Валентин (учится на 2-м курсе Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища, выпускник Первого московского кадетского корпуса):

У меня в роду много офицеров было: дед – капитан первого ранга, батя – полковник (Шилка, Афганистан). В детстве мало об этом разговаривали. Впоследствии, когда я уже поступил в РВВДКУ, отец рассказывал о разных ситуациях на службе, на войне, фотографии даже показал.


Я изначально в кадетский корпус поступал с целью стать офицером. Ближе к девятому классу начал смотреть вузы. Есть же среднее специальное образование, школы сержантов и прапорщиков – мне было это интересно. Хотя я всегда знал, что пойду именно на офицера.

 

О выборе «голубых беретов»
 

Никита: У меня было много вариантов, куда поступать: сначала в летное гражданское, потом в военное училище хотел, на военного дирижера собирался, думал пойти в ФСБ или ФСО. Но в конце концов решил пойти в ВДВ. У меня много знакомой десантуры. И еще мой дядя один тоже десантник, и директор нашего корпуса кадетского из десанта… Форму когда вижу десантную, радуюсь просто. Есть выпускники наши, которые поступили в Рязанское, я с ними общался. Рассказывали, что очень интересно там, прикольно все, но надо выдерживать психологически и физически.



 

Валентин: К началу 10-го класса я понял, что пойду в РВВДКУ. Я собирался еще в Новосибирское училище спецназа, но его закрыли, а факультеты какие-то переехали к нам (в Рязанку.«Армия сегодня»). Исторически они у нас и образовались в свое время, кстати. Почему предпочтение именно десанту? Посмотрите, что сейчас происходит в стране. Кто реально что-то делает, какие войска? Десантники. Они были и в Чечне, и в Афгане – везде. И я с самого начала собирался не просто где-то отсиживаться, а именно участвовать в боевых действиях.


Когда я поступал в училище, у меня был достаточно хороший балл и по ЕГЭ, и по физкультуре, и по профотбору, который я сдавал уже там. Так что у меня была возможность выбирать разные факультеты и направления службы: горное, морская пехота, спецназ, языки, плюс управление подразделениями ВДВ. Я специально выбрал это направление, потому что еще до подачи документов, общаясь со старшими ребятами, я определился, что пойду именно в Воздушно-десантные войска. То есть мне не нужны ни морская пехота, ни горное, ничего такого. И спецназ мне тоже не нужен, в принципе, потому что я считаю, что десантник должен быть готов к тому, чтобы с любой опасностью, с любой ситуацией справляться.

 

О сравнении кадетов с обычными ребятами
 

Никита: Ну, представьте, приходит обычный школьник, который ничего не знает, даже автомата в руки не брал, и приходит уже подготовленный кадет, который знает и стрельбу, и строевую, и с физухой все в порядке... У кадета – медали, характеристики…

 

Валентин: Конечно, нам было гораздо легче. Суворовцам еще. Правда, я сильно увлечен спортом был, занимался дополнительно тайским боксом, потом рукопашным боем, стрельбой, а в кадетском корпусе особый упор делал на лыжи, ну и просто ОФП: подтягивание, отжимание и так далее. Так что при поступлении я гладко прошел физуху.

 

Нормативы в Рязанке такие, что их реально выполнить, если ты просто занимался спортом. Но нагрузки весьма быстро усиливаются, когда ты уже поступил. Там профотбор – самая сложная вещь, на которой многие валятся. Он гораздо жестче, чем армейский. Пишут его шесть часов. Там был один короткий перерыв, и те, кто были тогда курящие, выходили курить и просто держались за голову. Но потом курящих просто не стало – слишком серьезные идут нагрузки.

 

О войне как этапе службы


Никита: Если понадобится на войну – пойду воевать. Раз я выбрал этот путь, то должен идти до конца. Я не собираюсь мухлевать, а буду просто честно нести свою воинскую службу.
 

Валентин: Могу сказать точно, что именно десант у нас вовсю работает. Из последнего – Грузия. И я хочу участвовать в этих действиях.

 

О людях, на которых хочется равняться


Никита: Это покойный директор нашего корпуса Кирсанов – вот он меня во всем вдохновил. Мне поначалу было очень тяжело – так он со мной разговаривал, много объяснял… Он был прекрасный офицер и человек замечательный, всегда выручал, помогал во всем. Я к нему так привязался, стал даже как бы собственным дедушкой считать, старался во всем с него брать пример. А среди генералов Великой Отечественной мне ближе всех маршал Жуков.


Валентин: Я могу только в пример поставить генерала Шаманова: настоящий офицер, генерал, который реально много делает для наших десантных войск и старается модернизировать их, помогает. Вот БМД-4 выпустили… И даже на нашем училище это сказывается в плане обустройства: начинает что-то новое появляться – тир и тому подобное.

 

 

О защите Родины


Никита: Защищать Родину – это защищать не себя, а семьи, своих родных, всех живущих на этой земле. Те, кто защищают Родину, делают так, чтобы у следующих поколений было будущее. Как мой дедушка и все наши деды делали в Великую Отечественную: они воевали, чтобы мы выросли.
 

Валентин: Когда мирным жителям моей страны или дружественных нам стран грозит опасность, я не буду сидеть дома и говорить: «Да ладно, они там разберутся сами». И на защиту своей семьи я тоже должен встать, если что. Причем с оружием, потому что без оружия это бесполезно.


О кадетском братстве


Никита: Во всех кадетских корпусах на 1-м курсе (5 класс. «Армия сегодня») каждый старается показать себя. Кто показал – тот уже идет вперед. Потом второй-третий курс. Начинается такое: каждый со своей компанией, сам за себя. Уже ближе к пятому курсу начинает образовываться коллектив, сплоченность. На шестом курсе – вот я сейчас как раз на шестом – уже можно сказать, что у нас есть братство, и даже на пятом уже оно было. Мы всегда помогаем, выручаем друг друга во всем… А для маленьких у нас есть наставничество. Мы, старшие, беседуем с первокурсниками, рассказываем, что не нужно рисоваться, не нужно предавать, надо защищать друг друга, помогать. Они слушаются, молодцы.

 

Валентин: Помимо еще одного выпускника Первого кадетского, Ромы Б., в училище подружился с парнем из Московского кадетского корпуса юстиции (с 2014 года – Кадетский корпус колледжа полиции) Женей П. Он сейчас поет в группе «Крылатая пехота», кстати. Вот мы с ним хорошие друзья прямо с первых дней абитуры.
 

О деньгах как стимуле для офицера


Никита: Я просто хочу стать офицером, взять пример с дедушки, служить Родине. А если идти ради денег – это не та дорога, это неправильный путь.

 

Опубликовано: Армия сегодня
Фото: ©  Петр Тучинский. В Первом Московском кадетском корпусе.

Нравится!+6
Рассказать друзьям в

 
Главная Акции Родина Школа Полигон Увлечения Традиции Армия-XXI